Аяз Шабутдинов: «Я капиталист — протестант»

Ему всего 25 лет, и для него будто нет ничего невозможного. Аяз Шабутдинов -молодой миллионер. Свою первую компанию он основал, когда ему было всего 14 лет, сейчас же он — создатель международного холдинга Like, полуфиналист «Школы молодого миллиардера-2014» журнала Forbes и Международной премии молодых предпринимателей EQ GSEA, а так же популярный блоггер, который в доступной манере мотивирует молодежь на новые свершения. 

— Аяз, ваши родители – предприниматели, это как-то помогло вам в бизнесе?

— Разумеется, да. Они помогли не с финансовой точки зрения, а своим примером. Они живут в поселке Куеда, это Пермский край, и у них там бизнес. Я с ними жил до 15 лет. И, например, в детстве они меня будили в шесть утра, чтобы я закрыл за ними дверь, потому что они на неделю уезжают в командировку в Екатеринбург. Я вырос в среде, в которой, наверное, нельзя было не вырасти предпринимателем. Моя картина мира изначально складывалась так, что я буду заниматься бизнесом.

-Не было ли у вас мысли на первый бизнес одолжить деньги у родителей?

-Всю жизнь у меня было так, что на любые мои достижения, например, в учебе — я закончил школу с отличием — говорили, что, мол, у тебя родители бизнесмены, тебе легко. Наверное, это даже вылилось в какой-то комплекс. Поэтому когда я открывал свой первый проект, хостел, мне было особенно важно не просить у родителей денег. И это получилось. Это было для меня важно, это осознание того, что я сам.

-Необходим ли ребенку навык распоряжения и управления финансами?

-Да, необходим. Отец говорил, что из бизнеса нужно выводить на свои нужды лишь 10%, а остальные вкладывать в развитие, он предпочитал вкладывать деньги в гарантированный доход.

-Откуда взялась смелость для открытия вашего первого бизнеса? В 14 лет большинство подростков только учатся тратить карманные деньги, а вы открыли магазин.

-Мне было 14, когда я увидел в одном городе магазин приколов. Например, там был дверной звонок, который пуляет в человека краской, и прочие вещички… Я жил в Куеде, у нас такого, конечно, не было, и я загорелся бизнес-идеей. Три дня я, прогуливая школу под видом болезни, изучал товары, которые мог бы взять для продажи. Заказал их через интернет и начал реализовывать в одном из отделов местного розничного магазина. Стартовый капитал, кстати, попросил в долг у родителей — расплатился с ними уже недели через две. Мы делали бешеную наценку процентов в 150 — тогда это было возможным. Так проработали примерно год.

Я затевал бизнес ради того, чтобы посмотреть как работает эта система. Действительно ли нужно заказать оптом, а продать в розницу, на самом ли деле тут нет никаких подводных камней? Как оказалось, бизнес в отсутствие конкуренции превращается в игру «не бей лежачего».

— Говорят, нужно открывать тот бизнес, в котором досконально разбираешься, у вас это так? Ведь в ваш холдинг входят как компании, связанные с общепитом, так и из совсем не родственных областей…

-Успех проектов в том, что я делаю их с успешными партнерами, то есть заслуга и развитие любого проекта связана с тем, что во главе его стоит сильный соучредитель компании. Есть прекрасная книга Джима Коллинза «От хорошего к великому», в ней очень четко описан лидер 5 уровня — это человек, который может построить компанию, которая будет существовать после его смерти. Например, к таким лидерам относится директор компании Wallmart — это Сэм Уолтон. Главная черта лидера 5 уровня в том, что интересы компании он ставит выше собственных. Сильный бизнес-партнер всегда живет в состоянии «сейчас случится что-то плохое», он много заботится о снижении рисков, например, у него есть резервный фонд в компании. В этом и заключается успех, сила и развитие компании.

-Для чего, по вашему мнению, нужны деньги? Какова их ценность для вас?

-В бизнесе деньги — это показатель успешности компании. Предпринимательство по своей сути — систематическое извлечение прибыли. Капитализм — накопление капитала. Если я посвящаю свою жизнь бизнесу, то он должен генерировать определенный доход. Лично для меня — это некий минимум, который необходим для жизни, а дальше зачем деньги, на первый взгляд, непонятно. А если разобраться, они нужны для того, чтобы растить бизнес. В этом вопросе придерживаюсь протестантизма — деньги нужны не столько тебе лично, сколько для того, чтобы их приумножать. Есть труд Макса Вебера об этом — «Протестантская этика и дух капитализма», я склоняюсь к такому же подходу.

-Самое тяжелое время безденежья на вашей памяти?

-В 2015 году мне нечем было платить зарплату сотрудникам, и я весь был в долгах. Можно вспомнить детство, когда у тебя денег в принципе нет, а в 2015 у меня их не только не было, но и был долг в 35 млн. Особенно хорошо чувствуешь это безденежье, когда ты только что летал бизнес-классом, а потом оказался в большой такой яме.

Вы помните день, когда вы мысленно сказали себе: «Я богат»?

Помню! Это был день, когда я заработал первые 50 000.

Как ваш холдинг справляется с кризисом и повлиял ли на него запрет на ввоз некоторых продуктов и товаров?

-Повлиял, очень негативно. У меня была доля в кафе в центре Казани. Аренда была в долларах, это запрещено в России, насколько мне известно, и пришлось приложить очень много усилий, чтобы договориться о пересмотре индексации арендной ставки. Продукты также были проблемой, и в итоге я вышел из этого бизнеса. В Казани творилось что-то невероятное, десятки ресторанов выставились на продажу за ту неделю.

К чему вы стремитесь сейчас?

-Свою жизнь я посвящаю целям бизнеса, по крайней мере сейчас. Есть такая классная техника «призови себя в армию», это как игра. У нас есть очень конкретная цель, я и многие мои коллеги призвали себя в армию, сейчас это часть нашей корпоративной культуры. Когда попадаешь в армию — никуда не деться: есть четкая дисциплина, и оттуда нельзя взять и просто уйти. Так и у меня — четкая дисциплина, которая преследует цель. У меня 1 выходной в неделю, нет отпуска, нет никаких развлечений. Мы идем к одной цели — поэтому практикуем ранние подъемы, четкое расписание.

В моей жизни нет ничего более интересного, чем бизнес. Я много путешествовал, занимался разными делами и не нашел ничего, что было бы таким же захватывающим. У компании стоит цель на 3 года, я сейчас не готов озвучивать ее публично, но она связана с капитализацией нашего бизнеса, с выходом на международный рынок.

Каким вы видите себя через 10 лет?

Счастливым. Для меня самое главное — самоощущение. И быть в гармонии с самим собой.

Последние новости