«Она по своей натуре «барыня», которая привыкла повелевать»

В редакцию «Вечерних Челнов» обратились два профессора набережночелнинского филиала КФУ, которые более тридцати лет отработали в сфере высшего образования. Наталья Ермакова (жена известного краеведа Владимира Ермакова) и Эльмира Алпатова (супруга бывшего пресс-секретаря экс-главы Елабуги, ныне ректора КФУ Ильшата Гафурова) внезапно оказались за порогом университета после конфликта с заведующей кафедры Ириной Ваславской.

— Администрация университета переводит этот конфликт в плоскость личностных отношений между мной и заведующей кафедры. Как директор мне сказал в приватной беседе: «два медведя в одной берлоге», — вспоминает Эльмира Алпатова. — Но это, конечно, примитивное понимание. На самом деле, конфликт гораздо глубже и он, прежде всего, служебный.

Слияние

До мая 2016 года в КФУ существовали две экономические кафедры: Финансы и бухгалтерский учет, которую возглавляла Эльмира Алпатова и Экономики предприятия, которой, по словам наших героинь, формально руководила Альфия Фаттахова, но фактически — профессор Ирина Ваславская. Она, по рассказам, одновременно прошла по конкурсу на должность завкафедрой Экономического анализа и прогнозирования в Московском государственном медико-стоматологическом университете им. Евдокимова. В то же время в челнинском вузе произошло слияние двух кафедр в одну под названием Экономика предприятий и организаций, и кандидатура Ваславской на роль ее руководителя активно поддерживалась администрацией КФУ.

— Кафедра создавалась конкретно под ее персону, исходя из последовавших событий, когда руководство университета проявило недюжинную заинтересованность в том, чтобы завкафедрой стала Ваславская, — убеждена Эльмира Алпатова. — Голосование было открытое, тогда как всегда принято тайное. Кто из подчиненных будет руку поднимать неправильно? Я тоже подавала документы на конкурс, но в это время лежала в больнице, и мне было не до выборов, по большому счету.

— Нам подавалось это, как объединение усилий, что у нас будет одна кафедра и три доктора наук. Мы это приняли как должное. Не воспринималось как трагедия, — вспоминает доктор наук Наталья Ермакова. — Но потом мы увидели через учебные планы, через набор дисциплин, что нас просто обрушили. Там ни бухучета, ни финансов не осталось, будут обучать студентов только экономике.

На два лагеря

Преподаватели рассказывают, что Ирина Ваславская периодически исчезала с работы на несколько дней, а то и недель, из чего они сделали вывод, что завкафедрой параллельно работает в столичном вузе, разрываясь между Москвой и Набережными Челнами. Вопросы оперативно не решались, текущего руководства на кафедре, в которой 30 педагогов и 200 выпускников, не было. Потихоньку начала нарастать конфронтация.

— Надо понимать что это за человек. Она по своей натуре «барыня», которая привыкла повелевать, и к тому, что члены ее бывшей кафедры на нее смотрели открыв рот, — говорит Алпатова. — Там когда-то возникло протестное движение, и им быстро позатыкали рты, они этот урок быстро усвоили. И тут пришли мы — новая кафедра. Попытки конструктивно решать проблемы организации учебного процесса натыкались на сплошную обструкцию — вот нет и все.

— В вузовской системе самый сложный сентябрь — идет распределение нагрузки, планирование работы на год, расписание утрясается. А она в этот момент в Москве, — привела пример профессор Ермакова. — План индивидуальный, по которому мы с 1 сентября должны начинать работу, нам его прислали 20 октября! Эта чехарда расписаний, нагрузки, это было что-то… Мы были в шоке. Тут нужно было утверждать и темы дипломных работ. А ее нет. Конечно, мы начали сигнализировать руководству.

Сокращение

Обращения в местный ректорат не дали положительных результатов. Однако подобная «самодеятельность» профессоров» не прошла даром. 7 октября 2016 года Алпатову и Ермакову пригласили на заседание кафедры, якобы, в целях примирения сторон. На деле встреча обернулась коллективным «судом» над профессором Натальей Ермаковой. Выяснилось, что еще полгода назад четыре ее студента, которые не сдали преподавателю практику и не были допущены до защиты диплома, написали в деканат жалобы о том, что она вымогала деньги. Коллектив заступился за Ермакову, но конфликт между ней и завкафедрой только обострился.

— Тогда же выяснилось, что тех студентов незаконно у меня забрали и передали другому научному руководителю, и помогли им защитится! Я собрала все документы, которые доказывают нарушения, и обратилась в суд. — рассказала Ермакова. — У меня есть на руках три документа от руководства вуза, которые говорят, что после разбирательства установлено: я не вымогала деньги и невиновна. Тогда значит эти ребята клевещут. В суде говорят: клеветы нет. То есть, и я невиновна и студенты. А кто же виноват тогда?

— Нас, естественно, будут представлять, как сутяжников. Но для нас эта мера стала вынужденной, потому что мы пытались с этим вопросом поначалу разобраться внутри, — поясняет профессор Эльмира Алпатова. — Вынудило отсутствие профессионального диалога, общение свелось к доведению распоряжений, которые письменно нам присылали от завкафедрой. Нас сделали изгоями, потому что люди в массе трусливые, и коллектив опасался выражать нам сочувствие. Мы не искали роли правдорубцев. Но я не могу видеть спокойно этот абсурд. Весной Ваславская подала в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. То есть, мы в одночасье из потерпевших превратились в обвиняемых. Неизвестно чем завершится этот процесс.

В конце апреля этого года Ермакова и Алпатова получили извещения о том, что их должности будут сокращены. 1 сентября их уволили, несмотря на то, что контракт с преподавателями был подписан до 2019 года. Так два профессора оказались на бирже труда.

Редакция «Вечерки» будет следить за развитием этой темы и ждать комментарий от администрации набережночелнинского филиала КФУ.

Последние новости