Эрик Хайруллин: «После некоторых публикаций опасно было возвращаться вечером домой»

Время, когда он стоял у руля «Вечерних Челнов», многие считают становлением и расцветом нашего издания и журналистики в городе. Мы встретились с пресс-атташе команды «КАМАЗ-Мастер» и медиа-директором ралли «Шелковый путь» Эриком Хайруллиным — главным редактором «Вечерки» с 1998 по 2010 годы.

-То ли из меня скверный поисковик информации, то ли вы, Эрик Альфредович, что-то скрываете. В 1996 году вы закончили КамПИ по специальности менеджер и сразу приступили к работе в «Вечерних Челнах» в качестве выпускающего редактора. Так?

-Да, после окончания института я был трудоустроен на постоянную работу, но до этого работал в холдинге, в газете «Единство», в качестве рекламного агента и окунулся в газетную среду еще будучи студентом.

-Я просматривала подшивку и не увидела ваших материалов. Вы писали под псевдонимом?

-Я не был пишущим редактором, я был больше администратором, отвечал за рекламные сборы, за общехозяйственные и финансовые вопросы. Но, разумеется, занимался вычиткой материалов. Изредка я писал на интересные мне темы: экономика, путевые заметки. Я больше стал заниматься именно журналистикой после, в рамках работы в команде «КАМАЗ-Мастер», когда стал готовить релизы и видеоматериалы. Но все же начало творческой деятельности было положено в «Вечерке».

-Когда вас пригласил учредитель издания, Рамиль Галеев, какие он поставил задачи?

-Не было такого, чтобы Рамиль Хасанович конкретно говорил что делать. Мы понимали друг друга с полуслова. Никто из нас не был из газетной сферы. Коллектив образовался из молодых людей, которые только закончили вузы. Все было в новинку, и одновременно не было каких-то штампов и шор. Мы могли принимать неординарные и свежие для того времени решения. Рамиль Хасанович больше своим примером и отношением показывал как работать, и коллектив был самомотивированным, честолюбивым и старался внести что-то новое в эту деятельность.

-В то время было мало конкурирующих изданий?

-Тогда может проще было выходить на рынок. Люди живо интересовались политическими событиями. Сама отрасль газетная была на подъеме. После советских газет без фото и с литыми текстами, со скучными штампованными темами, пришла новая культура с новыми форматами. Все это ложилось на благодатную почву – появились новые секторы экономики, предпринимательство. Это был период бурного роста газетной отрасли. Использовали новые формы подачи материала, современную верстку. К примеру, тираж увеличился в разы когда «Вечерние Челны» стали печататься в Казани на цветной машине. Каждый газетный коллектив боролся за читателя. И в этом смысле конкуренция была жесткая.

-Можно ли назвать то время временем безудержной журналистики? Можно было все или были какие-то рамки.

-У ответственного и думающего журналиста всегда есть сдерживающие факторы. Если у нас не было четкой, достоверной информации, догадки мы не стали бы публиковать. Что касается, к примеру, криминальных тем, все таки 90-е и нулевые — это было такое жесткое время, надо было быть осторожным. После некоторых публикаций опасно было возвращаться вечером домой.

-Были случаи реальных угроз, вот чтобы звонили в редакцию из криминальных структур?

-Были несдержанные герои публикаций, которые после выхода статьи могли позвонить и как-то не очень воспитанно разговаривать. Но в случае каких-то острых, проблемных статей мы никогда не были против публиковать другую, противоположную точку зрения. У нас даже один из лозунгов миссии газеты тогда был: «дай людям свет — дорогу они сами найдут».

-Как в те времена у вас складывались отношения с властью?

-Я был редактором при Рафгате Алтынбаеве, Рашите Хамадееве и Ильдаре Халикове. Со всеми были ровные отношения. Я им благодарен за их конструктивную позицию в отношении к СМИ. Они могли получать сигналы о городских проблемах через газету и оперативно решать проблемы. Я видел роль газеты именно в этом — мы должны быть подспорьем, а не критиковать ради критики. Это не продуктивно.

-Правда ли, что в 2007 году после острой публикации в «Вечерке» был звонок из мэрии и вас хотели уволить?

-Такой ситуации не было. Во всяком случае я про это ничего не знаю. Я увидел потом в интернете такую историю про себя на страничке местного блогера. Если бы хотели уволить, наверное бы уволили. Я никак не почувствовал такого момента — после этого довольно долго работал в качестве редактора газеты и даже избирался депутатом Горсовета.

-Вообще насколько возможно в то время было так называемое «телефонное право»? Чтобы по звонку снимали материалы.

-Ни Халиков, ни предыдущие мэры до этого не опускались.

-В ваше время профессия журналиста была очень уважаемой. Почему она сейчас обесценилась?

-В какой-то степени в этом виновато и журналитсткое сообщество, которое злоупотребляет доверием аудитории. Кроме того, само общество меняется, сейчас у людей более критичный взгляд на вещи. В то же время, если есть интересный медиа-коллектив или бренд, его будут читать, слушать и верить. Современный журналист должен быть эрудированным, юридически грамотным небанальным и интересным.

-Вы можете себе представить, что вернетесь в журналистику? Если да, то в каком качестве и какая это будет площадка?

-Если рассуждать об этом, как о вероятном бизнесе, то это может быть электронный ресурс для широкой аудитории, интересующейся общественно-политическими и экономическими темами. Популярность в большей степени будет зависеть от активности, профессионализма и источников информации редакции. Я считаю, что Набережным Челнам не хватает такого ресурса.

-20 лет газете. Как вы считает, какое может быть развитие у издания, есть ли у него будущее в печатном виде?

-Печатным СМИ отмерен маленький срок. К сожалению, наверное. У нас в России все происходит немного попозже, чем в других странах. Я помню мы были в редакции одной из крупнейших газет Денвера, которая, на момент нашего визита, могла похвастаться читательской аудиторией, сравнимой с аудиторией крупного телеканала. Но через два года после этого они, увы, закрылись. Сейчас практически у каждого человека есть гаджеты. Газетам трудно конкурировать с более оперативными электронными СМИ. Газетчикам нужно искать новые форматы. Это легко говорить, но трудно сделать на практике.

-Вы можете себе представить, что «The New York Times» закроется?

-Безусловно это когда-то произойдет с их печатной версией.

Последние новости