Улыбайтесь, вас оперируют

До того дня мои познания о медицинских операциях сводились к картинкам из кино: белое, стерильное помещение, блестящие инструменты, яркий свет, бьющий на операционный стол, лоб врача в капельках пота и его слова из-под маски: «Скальпель… тампон… еще тампон». Мои представления оказались морально устаревшими. Пример тому – рентгенохирургический метод диагностики и лечения в области сосудистых патологий, которые сегодня проводятся в БСМП.

ЗА СТЕКЛОМ

Мы сидим в «предбаннике» оперблока. За большим стеклом – операционная. Там уже полным ходом идет процесс. Молодой врач с тремя медсестрами «колдуют» над мужчиной.

– У него проблемы с ногами, – комментирует нам заведующий отделением рентгенохирургической диагностики и лечения Булат Загидуллин. – Жаловался на боли при ходьбе. Сейчас проверяют, что с его сосудами…

В это время плоский монитор компьютера оживает странной картинкой – сеткой вен, которую стремительно заполняет темная жидкость.

– Ну вот, все ясно, – вглядываясь в экран, негромко говорит мой собеседник. – Множественное поражение сосудов.

Честно говоря, мне пока не ясно ничего.

«КОРОЛЕВА» ОТДЕЛЕНИЯ

В октябре прошлого года в БСМП было открыто сердечно-сосудистое отделение. «Королевой» здесь по праву считается ангиографическая установка – последнее достижение в области высокой медицины. С ее помощью можно диагностировать и лечить заболевания периферических артерий конечностей, головного мозга, почек и брюшной области, а также сердечно-сосудистой системы.

– Под рентгеновским контролем мы внедряем в аорту пациента специальный катетер, – объясняет Булат Загидуллин. – Подводим его к интересующей нас проблемной области сосудистого бассейна. Далее вводим через катетер контрастное вещество. Оно растекается по сосудам, смешиваясь с кровью. В это время ведется рентгеновская запись. Эта картинка позволяет нам детально рассмотреть, где, какой процент сужения сосудов, препятствующих кровотоку. Да вы сейчас сами все увидите.

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

Персонал готовится к встрече очередного пациента. На сей раз мне разрешено присутствовать в операционной. К столу подвозят каталку с 73-летним мужчиной. В анамнезе – инфаркт миокарда, стенокардия.

10:12. К больному подключают электроды. Темные мониторы немедленно реагируют зеленой дорожкой ритма сердца и давления, негромко пищат в унисон с пульсом мужчины. Он в сознании – процедура проводится под местным наркозом.

10:17. Пациенту делается маленький (не более 2 см) надрез в области бедра. Короткий фонтан крови. В руках врача появляется длинный катетер. Он сантиметр за сантиметром вводит его в тело больного. При этом дедушка не ощущает боли.

10:22. Введенное контрастное вещество вместе с толчками крови стало растекаться по сосудам сердечного бассейна. В этот момент ангиографическая установка начинает движение. В изумлении я наблюдаю за тем, как эта громадина быстро и ловко скользит над пациентом, прямо-таки обтекая его со всех сторон. 10:25. Операция окончена.

КАРТИНА ЯСНА

Спустя несколько минут мы просматриваем на компьютере момент впрыскивания контрастного вещества в сосуды сердца пациента.

– С правой стороны вообще практически кровоток не пропускает, все перекрыто бляшками, – указывая на проблемные зоны, поясняет врач. – После детального изучения предложим ему лечение. Это может быть традиционное хирургическое вмешательство – протезирование или шунтирование. Но есть и другой вариант – внутрисосудистая методика по восстановлению проходимости. То есть через такой же катетер мы подводим к месту сужения протез – стенд, прижимаем бляшку к стенке сосуда и восстанавливаем магистральный кровоток.

ПЕРСПЕКТИВЫ

С декабря 2010 года здесь проводятся экстренные вмешательства с помощью коронарографии. В идеале, если пациента с инфарктом миокарда доставили в БСМП в течение часа, после внутрисосудистого протезирования сердечный приступ регрессирует и проходит практически без последствий.

– Вот увеличим персонал, откроем вторую операционную и поставим на поток – по 800-1000 диагностических операций в год будем проводить, по 300 вмешательств при инфарктах и острых коронарных синдромах, – поделился планами Булат Загидуллин.

Медсестры мне шепнули: «Обязательно напишите в газете, что он умный, грамотный и очень интеллигентный». Да я и сама это заметила. И гордость взяла, черт подери, за наш Центр высокотехнологичной медицины, куда со всей России потянулись молодые и перспективные специалисты.

ДОСЬЕ «ВЕЧЕРКИ»

Булат Загидуллин, 34 года.

В 2000 г. окончил Башкирский медуниверситет, там же прошел интернатуру, ординатуру.

В 2003-2010 гг. работал в Республиканском кардиологическом диспансере (г. Уфа) по специальности рентгенохирург.

В 2007 г. защитил кандидатскую диссертацию.

С 2010 г. работает в Набережночелнинском центре высокотехнологичной медицины.

Прошел обучение в Москве, Новосибирске, Португалии, Словакии.

Женат, двое детей.

Последние новости