Страсть челнинца к воздухоплавательному спорту переросла в бизнес

12.09.2019 в 10:50

Купил летающий агрегат и стрижешь купоны? Первый и единственный в городе владелец воздушного шара Эмиль Гилаев рассказал о львиных вложениях, отсутствии конкурентов, летном удостоверении и многом другом.

Хотите занять свободную нишу? А вы готовы за 1,5 млн рублей приобрести аэростат и столько же средств вложить на страховку (своего рода ОСАГО), покупку автомобиля для перевозки шара? Не забудьте, что придется пройти обучение на пилота, сформировать команду экипажа (оборудование размером в полтонны не под силу одному человеку).

Необычная услуга

Восемь лет назад Эмиль Гилаев, узнав о таком проекте, зажегся и стал первым в городе человеком, который предложил челнинцам необычную услугу.

– Можно громко заявить, что я был первопроходцем в Татарстане, но в то время на воздушном шаре предлагали полетать и в Казани. Для владельца это было лишь хобби, поэтому нельзя было получить услугу в любое время.

– Эмиль, прошло столько времени, но у вас конкуренты так и не появились. Вы по-прежнему монополист в Челнах?

– Это не тот бизнес, который тебя прокормит. Вышел на ноль и хорошо. Страховка в год стоит порядка 30 000 рублей. Помимо аэростата, мне пришлось купить авто, чтобы перевозить (до места надо добраться, к тому же взлетаешь в одном месте, а приземляешься в другом). Автомобиль подъезжает к месту приземления, после чего все собираем оборудование. Шар нужно не только подготовить к полету, но и правильно собрать. В нашей команде для этого три-четыре человека.

– Полеты на воздушном шаре – звучит так романтично. Но, тем не менее, это транспорт, средство передвижения.

– Совершенно верно. После регистрации в Росреестре получаешь госномер. Далее необходимо получить сертификат летной годности. Действие документа ежегодно продлевает техническая комиссия после оценки воздушного судна. Я, чтобы стать пилотом, отучился, получил удостоверение. Теперь ежегодно получаю допуск к полетам от ВЛЭК (врачебно-летная экспертная комиссия). К тому же инструкторы раз в два года проверяют мою квалификацию. Государство к этому впечатляющему виду активного отдыха предъявляет весьма жесткие требования. Наверное, поэтому, по статистике, шар является самым безопасным видом воздушного транспорта.

– Бизнес зависит от погоды?

– Да. Летом термическая активность позволяет летать лишь рано утром и вечером пред закатом. Если вылететь в солнцепек, воздушный шар будет напоминать чайник в момент закипания, станет абсолютно неуправляемым.

 – Но ведь на аэростате и так нет руля, нельзя повернуть ни вправо, ни влево.

–   В этом-то и изюминка. Мы подчиняемся ветру, он — наш руль. Есть воздухоплавательный спорт. Я, кстати, вместе с семьей ежегодно участвую в различных соревнованиях. Цель каждого участника — приземлиться как можно ближе к указанной разметке. Тот, кто окажется максимально точным, побеждает. Особенность заключается в том, что пилот может изменить лишь высоту полета. На каждом уровне разный поток, скорость, сила ветра. В считанные секунды все меняется. Ориентируясь на поток воздуха, ты меняешь направление и скорость полета. На последних соревнованиях из 25 команд стали шестыми. Среди лидеров были участники Сборной России, поэтому для нас это очень хороший результат.

– Вы отвечаете за жизни людей. Бывали несчастные случаи?

– Ни разу. Как правило, в первый раз людям очень страшно. Страх – это хорошее чувство, которое должно быть у человека. Чем больше страха, тем выше безопасность, люди не теряют голову, контролируют свое поведение. Куда опаснее те, кто не боятся. Как правило, страхи лишь в голове. Клиенты отмечают, на практике страшнее ожидание перед неизведанным, нежели сам полет.

– Кто ваш клиент?

– Приходят абсолютно разные люди, даже пожилые. Дети допускаются с шести лет. Очень часто таким романтическим способом парни делают девушкам предложение руки и сердца. Мне нравится быть частью этого процесса, видеть, как образуются семьи, после я с этими людьми поддерживаю связь. На моей памяти ни одна из девушек молодому человеку не отказала. Есть среди клиентов экстремалы, желающие спрыгнуть с парашютом. Опытные спортсмены коллекционируют не только количество, но и виды прыжков – с самолета, вертолета, воздушного шара… При прыжке с аэростата, люди испытывают необычное чувство – в отличие от других прыжков, в первые секунды находишься в невесомости. Нет воздушного потока, не можешь управлять полетом, переворачиваться, поворачиваться, просто замираешь на месте.

– А на привязи можно полетать?

– Да, как правило, такое мы практикуем на массовых праздниках. Но сталкиваемся с проблемой – чтобы занять воздушное пространство, нужно получить разрешение мэрии. А это процесс небыстрый. К тому же, если в этот день погода испортится, все накрывается. Мы не зарабатываем на полетах на привязи, для нас это лишь реклама.

– Не хотите приобрести еще один шар?

– Хочу, в ближайшее время. Хоть и цена на услугу не самая дешевая — семь тысяч рублей, заработать тяжело. Опытные люди понимают, что вкладывая те же усилия, в другой области можно заработать больше. Но для меня это еще хобби, мне все это нравится. Поэтому зарабатывать приходится в других сферах.

 Кстати!

Эмиль Гилаев четыре раза становился призером соревнований: второй межрегиональный культурно-зрелищный фестиваль воздухоплавания «Легкие люди» на кубок Александра Сергеевича, 10-й Чемпионат Приволжского федерального округа, Третий открытый Чемпионат Нижегородской области по воздухоплавательному спорту «Приволжская фиеста». Эмиль Гилаев в 2019 году рейтинге из 91спортсменов-пилотов занял 19 место.

Регина АХМАДИЕВА

Ранее в рубрике:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние новости