5400 СЕКУНД В ТЕМНОТЕ

22.11.2000 в 00:00

Попробуйте провести такой эксперимент: надеть на глаза непрозрачную повязку и в течение хотя бы одного часа выполнить несложную домашнюю работу, например, помыть полы и заварить чай. Уже через пять минут вас посетит непреодолимое желание сорвать ненавистную тряпку, дабы вновь ощутить всю прелесть обладания полноценным зрением. Между тем в нашем городе живет достаточно людей, вынужденных постоянно носить на глазах невидимые шоры. И, к сожалению, не всегда эти люди встречают сочувствие и понимание со стороны сограждан.

Тросточку, с которой, как правило, ходят незрячие, я делаю из старой лыжной палки, обмотав ее белой изолентой. Темные очки беру на прокат у приятеля. Перед тем как выйти из дома, некоторое время тренируюсь, совершая с закрытыми глазами прогулки по маршруту комната — коридор — кухня и обратно. При этом то и дело натыкаюсь на мебель, которой, как оказалось, просто набита моя квартира. Делаю первый вывод: быстро привыкнуть к абсолютной темноте невозможно.

Если дома меня подстерегали неудобства лишь в виде острых углов стола или невесть откуда взявшегося дверного косяка, то на улице опасности несоизмеримо больше. Поэтому я сначала намечаю маршрут, разглядывая местность сквозь очки, а затем, зажмурясь, начинаю медленно передвигаться, ощупывая палочкой дорогу. Первые сто метров от подъезда до проспекта прохожу более чем за десять минут, то и дело сбиваясь с пути и натыкаясь на деревья.

Теперь начинается самое сложное — пересечь оживленную магистраль в том месте, где нет светофора. Не решаясь подвергать свою жизнь напрасному риску, я все-таки слегка приоткрываю глаза и, держа трость перед собой, иду напропалую. Слышен визг тормозов. Я с трудом удерживаюсь, от того чтобы не отскочить в сторону. Легковушка замирает буквально в полуметре от меня. Холодный пот ручьями скатывается по спине, но я продолжаю движение, не обращая ни на кого внимания.

Вот и «островок безопасности». Значит, осталось пройти всего половину пути, но вначале нужно передохнуть и немного успокоиться. Рядом раздается женский голос: «Вам помочь?» Интуитивно понимая, что вопрос задан мне, благодарю и отказываюсь. Сквозь зеркальные очки женщине не видно моих глаз, и она не догадывается, что перед ней симулянт.

Так, дорога вроде бы чистая. Мысленно молясь, ступаю на проезжую часть. Шаг, другой… И довольно ощутимый удар в бок, который наносит выруливший невесть откуда частный микроавтобус. Водитель что-то кричит из окна, а ко мне спешит та самая сердобольная женщина. С ее помощью я заканчиваю опасный переход через проспект.

Отдышавшись, направляюсь к двери подошедшей «гармошки». Но она захлопывается перед самым моим носом. Вот спасибо! Приходится ждать следующего автобуса. Здесь мне уже помогают забраться в салон, пока водитель терпеливо ждет. Зато внутри я сталкиваюсь с полнейшим равнодушием. Кто смотрит в окно, кто уткнулся в газету, кто с интересом разглядывает рекламные объявления. Еду стоя. При выходе мне снова помогают, но делают это так, будто хотят поскорее избавиться от хлопотного соседства.

Светофор у остановки «Парк культуры» снабжен звуковым сигналом, оповещающим незрячих людей, когда можно переходить дорогу. Поэтому проблем с пересечением проспекта на этот раз не возникает. А вот на местной дороге мимо на большой скорости проносится «девятка», обдав мои брюки жидкой грязью. И ведь отряхнуться нельзя — окружающие сразу поймут, что я только прикидываюсь слепым.

Постукивая палочкой по ступенькам, спускаюсь в подземный переход. Здешние торговцы встречают меня не очень любезно, вероятно, опасаясь, что трость может случайно смахнуть и испортить товар. Изредка подглядывая сквозь неплотно сомкнутые ресницы, я все-таки без эксцессов добираюсь до середины и поворачиваю обратно. На выходе поскальзываюсь, падаю на пятую точку. Никто не торопится помочь мне подняться. Нащупываю выпавшую из рук трость, встаю и, мысленно проклиная всех на свете, ковыляю к дому.

По пути меня еще два раза чуть было не сбивают автовладельцы. В конце концов, воровато оглядываясь, закидываю палку в кусты, прячу очки в карман и перехожу на нормальный шаг. А заодно делаю очередной вывод: способность видеть — одно из величайших благ, дарованных человеку. И нужно быть терпимей и внимательней к людям, лишенным этой возможности.

Андрей ФОКС.

Ранее в рубрике:

Свежий номер
Последние новости