Карина Зарипова: «Государство оказало небольшую поддержку, но это не покрыло всех убытков»

13.07.2020 в 16:20

Эта сфера услуг кажется некапризной: не нужно покупать товар, думать, как его  реализовывать. Но руководитель Дома танцев Карина Зарипова утверждает, что иногда в основе бизнеса – творчество, которое более энергозатратно.

 – Карина, почему не школа, а дом?

– Школ в городе много. А мне захотелось построить большой танцевальный дом, где будет жить целая семья. Так и появился  Дом танцев «Астерия». Поэтому у нас, как и в любой семье, есть и взрослые, и дети. Другой вопрос, что есть кардинальные отличия в методике обучения. У детей сильное восприятие, они гибкие, быстро все улавливают, но с дисциплиной проблемы. Таких учеников смогут «укротить» лишь опытные педагоги. Взрослые, в отличие от малышей, четко понимают, зачем пришли. Вот, правда, на освоение каждого элемента уходит значительно больше времени.

 – А мужчины в Челнах танцуют?

– Мало. Я до сих пор не могу набрать полноценную группу. В основном хотят научиться танцевать лезгинку. Часто мужчины, не имеющие спутниц, интересуются парными танцами. Также есть те, кто в формате индивидуального обучения хочет освоить латино-американские танцы, чтобы научиться красиво двигаться. А вот с мальчишками дела обстоят проще. Они обожают уличные танцы: осваивают хип-хоп. Среди женщин популярны современные танцы, латино-американские, стрип-пластика.

– Правда, что в Челнах танцевальные школы по популярности обгоняют фитнес-клубы?

– Я тоже заметила такую тенденцию. Челнинцы не хотят работать на износ. Ту же физическую активность хотят получать под соусом «приятно, с душой». К тому же, танцевальные школы полюбились энергетикой. Если в тренажерном зале люди занимаются и уходят, то здесь получают пищу для души. Мощный эмоциональный контакт создает необычную атмосферу. Часто люди после работы приходят грустные, уставшие, а уходят заряженные. Именно поэтому я критикую онлайн-тренировки через приложения. В нашей сфере они не столь эффективны.

 – Психологи говорят, что танцы спасают от одиночества.

– Стоит посетить одно занятие, чтобы определить, твое это или нет. Именно в танцевальных школах люди знакомятся, появляются друзья по интересам. Я наблюдаю, что часто общение моих учеников вытекает за пределы школы, это радует.

– Как вы переживаете период пандемии?

– В Доме танцев каждый день занимался один человек – это я. Многие просили провести урок «по секрету». Но рисковать как собственным здоровьем, так и здоровьем клиентов – глупо. Благодаря платформе Zoom занималась дистанционно. Это помогло не отстать от программы. Но если с теорией все было легко, практические занятия помогли лишь в плане поддержания физической формы. В танцах должен быть тактильный контакт. Я должна видеть учеников от макушки до пяток, иметь возможность подправить, помочь, показать, контролировать движения, иначе невозможно ничему научить. Мы просто выдохнули, когда разрешили индивидуальные занятия. А со снятием ограничений начали полноценно работать в группах.

– Кризис наложил отпечаток?

– Государство оказало небольшую поддержку, но это не покрыло всех убытков. А вообще, если другие сферы бизнеса зависят от мировой экономики, то у нас кризис каждое лето. Многие уходят в спячку. У детей занятия, как правило, приостанавливаются. Остаются в основном только взрослые. Активно занимаются те, кто готовится к соревнованиям. Школы выживают за счет летних танцевальных лагерей. Этим летом мы впервые планировали запустить такой проект, но из-за пандемии не смогли. Теперь делаем акцент на краткосрочные курсы. К примеру, люди, которые не могут посещать занятия на протяжении года, летом приходят на двухмесячные занятия по стрип-пластике. Такая практика помогает нарастить клиентскую базу, ведь многие в дальнейшем приобретают годовой абонемент. А в целом, самой эффективной рекламой являются сарафанное радио и соцсети.

– Вялый свадебный сезон отразился на вас?

– Конечно, прошлым летом постановка свадебного танца являлась очень востребованной услугой. В этом году наплыва молодоженов нет, многие перенесли регистрацию на более поздний срок. Зато стала актуальной услуга «аренда зала». Многие мои конкуренты не выдержали кризиса, работая вхолостую: клиентов мало, аренду платить надо. Несмотря на то, что некоторые танцевальные школы пришлось закрыть, педагоги продолжили заниматься с учениками в арендованных залах.

 – Российские танцевальные школы сильно отстают от европейских?

– Популярные за рубежом тенденции медленно ползут к нам. Но сказать, что наши школы хуже, не могу. Педагоги в России достаточно сильные. Они зациклены на технике, хореографии. Плохо, что у нас преподавателями могут стать непрофессионалы, которые навсегда отбивают у учеников желание танцевать. В Европе с трудоустройством намного строже. Что касается учеников, там люди более раскрепощенные, мотивированные, стремятся к определенной цели. В России же, как правило, люди занимаются танцами для себя, для души, мало, кто стремится достичь каких-то результатов.

 – Вы планируете расширяться?

– Я не люблю распыляться. Мне больше нравится бить в одну точку. Можно наоткрывать филиалов, набрать штат, но если к школе относиться просто как бизнесу, быстро вылетишь, потому что клиенты сразу почувствуют потребительское отношение. Здесь на первом месте должно быть творчество. Нужно работать на качество. Найти профессионального опытного педагога очень тяжело. К тому же должно быть соответствующее помещение. Мы арендуем площади, потому что обзавестись собственным зданием – это дорогое удовольствие. Сейчас я не смогу купить помещение с такой же большой площадью, а переводить клиентов на худшие условия — неправильно. Но в будущем не исключаю, что «Астерия» появится в других городах.

Регина САХАПОВА

Ранее в рубрике:

Свежий номер