Основатель SuperJob дал эксклюзивное интервью «Вечерке»

28.08.2020 в 10:55

О модных профессиях, роботизации и необратимых изменениях на рынке труда нам рассказал основатель SuperJob Алексей Захаров.

— Алексей Николаевич, расскажите, пожалуйста, об истории создания компании.

— 20 лет назад я начинал работать в компании «Триумвират», мы были одни из первых, кто стал делать сайты в России. Эта сфера тогда была совсем не развита, я вообще первый в стране, кто писал диплом со словом «Интернет». Тогда наша фирма снимала офис, принадлежавший кадровому агентству, и мы предложили им сделать сайт. Особого энтузиазма не встретили, и тогда в голову пришла идея, что если и делать продукт, то для всего рынка. В итоге и было создано то, что сегодня все знают под названием «SuperJob».

— Были ли тогда аналоги вашего портала?

— Лидером на этом рынке тогда был сайт job.ru, но там было все в одну кучу, мы же все разложили по полочкам, зашифровали от мошенников и смогли выйти на лидирующие позиции по трафику резюме. Сегодня у нас более 25 миллионов активных пользователей, которые с нашей помощью находили работу два, три, а то и все десять раз за эти 20 лет. На нашем сайте — больше половины реально экономически активного населения, работу именно через нас находит каждый второй человек.

— При компании SuperJob работает крупный исследовательский центр. Откуда возникла идея его создания?

— Еще в студенческие времена довелось поработать интервьюером у одного советского социолога. Это был очень интересный опыт. Я понимал, что мы обладаем большим объемом информации, которую можно и нужно обрабатывать. Так и возник наш исследовательский центр.

— Как на вас повлиял недавно введенный режим самоизоляции?

— Поскольку мы IT-компания, треть наших сотрудников и так работает на удаленке, а еще ⅔ так или иначе имели опыт удаленной работы, так что самоизоляция на нас сильно не повлияла. У нас была готова инфраструктура, технологически мы перешли на этот новый режим очень быстро, хотя примерно неделю был страшный бардак. Пришлось учиться жить и работать в новых реалиях, подтягивать безопасность, кому-то домой технику отвозить. Могу сказать, что те, кто хорошо работал в офисе, ничуть не стали работать хуже на удаленке. А кто и в офисе не блистал, упал по показателям еще ниже.

— Какие меры были предприняты в связи с кризисом?

— Мы в два раза сократили площадь офиса, около 70 разработчиков отправили на удаленку, даже после отмены режима самоизоляции они так и продолжают работать в этом формате. Раз в две-три недели заезжают в офис на планерки, которые плавно перетекают в неформальные мероприятия.

— Как изменился рынок труда после введения режима самоизоляции?

— Есть наглядный индекс SuperJob, согласно которому на пике кризиса активность на рынке упала на 60%. За все четыре кризиса, которые мы пережили за последние 20 лет, такого резкого падения мы не видели. Сейчас рынок потихоньку восстанавливается, однако все еще 20% до прежнего уровня не дотягивает.

— Эксперты говорят о том, что ситуация с коронавирусом привела к переделу рынка труда, ушли многие компании, на их место придут новички. Ваша точка зрения на эту тему?

— Если говорить о малом бизнесе, то да, скорее всего так и будет. Общепиты не выдержат и закроются, но на их место придут другие. То же касается и парикмахерских, маникюрных салонов. Упала и вряд ли вернется на прежний уровень стоимость коммерческой недвижимости. Сильно уменьшилось количество бизнес-командировок, и опять же вряд ли вернется — все научились работать по Скайпу и ЗУМу. Благодаря коронавирусу произошла трансформация в сознании людей. Если раньше мало кто покупал продукты питания онлайн, предпочитая сходить в магазин, то сейчас все заказывают доставку.

— Расскажите,существует ли сейчас мода на какие-то профессии?

— Молодежь, конечно, стремится в блогеры. Там красивая жизнь, и кажется, что нет работы. Еще недавно очень популярны были специалисты по блокчейну, криптовалюте, но сейчас это не модно, стало ясно, что это такая же технология, в которой надо разбираться на уровне специалиста. На данный момент самая востребованная профессия — это врач. Много было сделано для того, чтобы героизировать ее. Много молодежи приняло решение поступать в медвуз.

— Сейчас в мессенджере Телеграм довольно много каналов по поиску работы, считаете ли вы их своими конкурентами?

— Нет, у них совокупная посещаемость в течение месяца такая, как в Superjob за час. Там могут работать какие-то нишевые истории. Например, канал, где публикуют вакансии только для пиарщиков. С точки зрения целевой аудитории — штука рабочая, но в канале 2-3 объявления в день, их еще можно как-то перечитать, отфильтровать. А вот если выливать туда просто все вакансии, какие есть на нашем портале, получится сумбур. К тому же, все деньги на рынке рекрутинга зарабатываются на массовом персонале. Если мы сделаем канал по подбору, например, продавцов, никто не будет в состоянии отследить тот объем информации, который мы туда выльем.

— А если говорить о вашем прямом конкуренте — Head Hunter?

— Да, с ними мы безусловно конкурируем, у нас сопоставимые размеры базы, есть исторически сложившиеся вещи. Например, считается, что инженеров стоит искать на Superjob, а маркетологов — на Head Hunter. При этом вакансии и резюме у нас процентов на 70 пересекаются, выигрываем мы, как нам говорят наши клиенты, именно за счет клиентского сервиса.

— В одном из прошлых интервью вы говорили о том, что роботизация перевернет рынок труда. Это уже случилось?

— Перед карантином мне довелось побывать на заводе BMW, людям там доверяют только переносить заготовки с места на место, просто потому, что дешевле платить им, чем программировать на это робота. Все остальное делают именно роботы, и думаю, то же самое сейчас на любом современном заводе. Дай бог, когда-то мы увидим четырехдневку с той же интенсивностью труда. За последние 100 лет очень существенно повысилась производительность труда. Время, которое человек должен проводить на рабочем месте, сократилось в два раза. Скажу так: уверен, что для того, чтобы не умереть с голоду, нужно будет работать меньше, чем сейчас. Но конечно, чтобы достигать больших высот, этого недостаточно.

Екатерина БУТЕНКО

Ранее в рубрике: